15 Октября 2019 года / Текст:  Дмитрий Воробьев / К номеру: 48  (870)

От зоны отчуждения до места притяжения

Больше тридцати лет опустевшие белорусские деревни после взрыва на Чернобыльской АЭС были скрыты от любопытных глаз заборами, густо обтянутыми колючей проволокой. Сегодня сюда приглашают туристов

От зоны отчуждения до места притяжения

Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

В декабре 2018 года с крепких ворот Полесского радиационно-экологического заповедника сняли замок. Отныне зона отчуждения, которая больше трех десятков лет была недоступна, открыта для туристов. Белорусские власти вынашивают маркетинговую идею запустить полноводный турпоток в некогда запретную зону. Журналисты попали туда благодаря Постоянному Комитету СГ.

ЯДЕРНОМУ ВЗРЫВУ - НЕТ!

В 1986 году в поселке Бабчин Гомельской области проживали 728 человек, а сегодня - ноль. Но именно отсюда начинается тридцатикилометровая зона отчуждения, о чем свидетельствует надпись на тяжелых воротах: «Стоп! Предъяви пропуск». Сразу за ними виднеется контрольно-пропускной пункт с белорусскими пограничниками. А чуть дальше станция дезактивации - все в радиусе двадцати метров. Пройти глубже без спецодежды и респиратора не получится.

- Радиационную пыль, грязь с рук, лица вы спокойно смоете водой, а вот если внутрь попадет, то уже ничего не поможет. Здесь же лес, ветер, - объясняют меры безопасности дезактиваторы.

Покосившиеся избы. Зияющие черными глазницами окна школы в деревне Борщевка, где когда-то раздавался детский смех. В местном Доме культуры устраивались танцы... Сегодня все это - немые свидетели апрельских событий 33-летней давности, когда взрыв на Чернобыльской АЭС поделил жизнь местного населения на «до» и «после».

Дорожка к школе успела плотно зарасти травой, кустарником и редкими деревьями. Словно током бьют трогательные надписи бывших учеников на обшарпанных кабинетных стенах зеленого цвета: «Мы с тобой всегда, родная школа. Братья Кузьменковы», «Мы вас ждали, а вы не приехали, дорогие соседи. Тамара, Валя». Или надрывно-кричащая в абсолютной тишине здешних мест «Ядерному взрыву - нет! Нет! Нет!», выведенная мелом на доске.

Под ногами карта развития промышленности СССР в 1928 - 1984 годах, грампластинки, учебники, коллекция поделок пятиклассников по ботанике, распущенные пленки для диафильмов.

- Пора ехать дальше, - кричат организаторы.

От зоны отчуждения до места притяжения 

На пропускном пункте информация об уровне излучения на самом видном месте. Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

В сенях бывшего жилого дома пахнет сыростью и плесенью. Под лавкой стоят женские сандалии… Если бы не толстый слой пыли и многочисленные трещины на обуви, как отпечаток времени, можно подумать, что хозяева вот-вот распахнут дверь. Из мебели в комнатах практически ничего нет, только пара столов и этажерка с газетой «Сельская жизнь», телефонным справочником и парой детских кукол.

- Во время эвакуации жители брали с собой необходимые вещи, но и факты мародерства здесь присутствовали. Сейчас уже не так, однако отдельные попытки заготовки и вывоза строительного материала, черного и цветного металлов фиксируем. Хотя, откровенно говоря, поживиться здесь уже нечем, - признается начальник администрации зоны отчуждения и отселения МЧС Беларуси Василий Шабловский.

БОЯТСЯ ДАЖЕ МАРОДЕРЫ

Деревня Масаны одной из первых приняла на себя удар. Она находится всего в восьми километрах от ЧАЭС. Сегодня здесь расположилась исследовательская станция. В год она проводит около тридцати тысяч замеров уровня радиации, следит за погодными условиями, анализирует, сколько радионуклидов в почве и воде.

Здесь же торчит темная башня - пожарная вышка, с которой в хорошую погоду можно увидеть ЧАЭС и зловещий саркофаг четвертого энергоблока. Справа от нее можно разглядеть загоризонтную радиолокационную станцию «Дуга». До трагедии она считалась сверхсекретным объектом. Советские ученые с ее помощью следили за пусками баллистических ракет. Это лакомый кусок для сборщиков металлолома, но даже они не рискуют соваться сюда - берегут здоровье.

Неподалеку от вышки под толстым слоем бетона - могильник техники, участвовавшей в ликвидации аварии. Дозиметр в этих местах показывает в среднем четыре микрозиверта в час, при норме 0,20. У школы этот показатель варьировался в пределах 5 - 6 микрозиверт, что в десятки раз превышает допустимые значения.

 От зоны отчуждения до места притяжения

Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

- Для туриста это безопасно. Чтобы накопить радиацию, нужно находиться в зоне не меньше месяца. Основной объем радионуклидов человек получает не через воздух, а через попадания внутрь, к примеру, съел грибы или ягоды с этой территории. Как в таком случае отреагирует организм, зависит от здоровья человека, - поясняет начальник Управления ЖКХ и по проблемам ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС гомельского облисполкома Дмитрий Рутковский.

Если говорить простым языком, то за час полета в самолете мы получаем дозу радиации больше, чем за семь часов прогулок в зоне. Директор Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека Александр Рожко уверяет: туристы могут быть спокойны:

- В радиационной медицине есть понятия внешнего и внутреннего облучения. Внешнее - человеку, чтобы он облучился, надо дать такую колоссальную дозу, что при туристической экспедиции получить ее просто невозможно. Внутреннее облучение, приводящее, к примеру, к раку щитовидной железы, можно получить через пищу.

Поэтому между показаниями дозиметра и полученной дозой радиации нельзя ставить знак равенства.

МОЛОЧНЫЕ РЕКИ, НЕЗАРАЖЕННЫЕ БЕРЕГА

Как на облученных территориях Гомельщины производят вкусные и безопасные мясные деликатесы, молоко и сыр.

БЕЗ ЗНАКА РАДИАЦИИ

Тысячу тонн молока ежедневно превращают в готовую продукцию на предприятии «Милкавита». Йогурты, творог, молоко, твердые сыры - весь ассортимент и не перечислишь. Безопасно ли это все?

От зоны отчуждения до места притяжения 

После посещения зоны отчуждения туристов ждет несколько уровней обследования на количество радионуклидов в организме. А уж местных животных здесь проверяют регулярно. Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

- Каждая партия молока проходит анализ на содержание радионуклидов, Цезия 137 и Стронция 90 как в нашей лаборатории, так и в независимой. Ну смотрите. Норматив содержания Цезия 137 по национальному стандарту Беларуси и Таможенного союза составляет сто беккерелей на литр, у нас выше шести и не бывает. Чаще даже прибор не может определить количество беккерелей. Вот насколько их содержание в молоке мало, и за последние годы не было ни одного возврата сырья, - поясняет инженер-радиомерист «Милкавиты» Ирина Мороз.

В Гомельской области работает станция химизации, которая контролирует уровень загрязнения земель. По всем сельхозпредприятиям они ежегодно рассылают дополнения в систему радиационного контроля. Говорить о том, что гомельская земля «сплошь радионуклид», нельзя. Да и национальные требования к качеству молока высокие - оно может быть экстра, высшего и первого сорта. В том же Таможенном союзе придерживаются высшей, первой и второй категорий. Чувствуете разницу?

«Милкавита» экспортирует 70 процентов молочной продукции и 90 процентов твердых сыров в шестнадцать стран мира. Основной потребитель - Россия. Товарооборот составляет 3,5 - 4 миллиона долларов в месяц.

- В Беларуси нет культуры потребления твердых сыров, а россияне их любят. Правда, сейчас поставки прекращены. Россельхознадзор Брянской области предъявил претензии к оболочке сыра, хотят другой материал. Недавно мы с ними разговаривали и в ближайшее время ждем с контрольной проверкой. Замечу, что объемы производства не снижали и поставляем сыр сейчас в Среднюю Азию, на Кавказ, - рассказывает генеральный директор «Милкавиты» Виталий Никулин.

ЯПОНЦЫ С ДОЗИМЕТРАМИ

От зоны отчуждения до места притяжения 

На предприятии молоко подвергают тщательной экспертизе, а потому за качество ручаются. Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

Как домой, ездят сюда и японцы после аварии на Фукусиме. Они пока не решились возвращать к жизни свои земли, потому перенимают опыт у белорусов.

- Ходят с дозиметрами. Делают замеры, но превышений нормы нет. Спрашивают: как вы тут живете? А хорошо живем! Это же родная земля, - объясняет жителям Страны восходящего солнца заместитель председателя Хойникского райисполкома Жанна Чернявская.

Ей было пятнадцать лет, когда случилась авария на ЧАЭС. В эвакуации Жанна провела три месяца, а потом с родителями вернулась в Хойники. Семья начала жизнь с чистого листа. Вообще местные за три десятка лет привыкли к слову «радиация» и уже давно не держат в домах дозиметры. В случае чего продукты можно проверить на содержание вредных веществ на любом рынке, а грибы достаточно дважды отварить в соленой воде и подавать к столу.

ЧИЩЕ НЕ БЫВАЕТ

В 2010 году город Мозырь окончательно отмылся от радиации и был исключен из списка загрязненных территорий. Шли к этому долго, попутно занимаясь каждые три-пять лет перезалужением полей.

- Наш район пострадал меньше всех. Сейчас на очищенных полях, где активность радионуклида составляет от пяти до десяти Кюри на квадратный километр (в несколько раз ниже нормы. - Ред.), выращиваем корма. Но до этого проводили кропотливую работу с республиканскими учеными по разработке программ доз внесения минеральных удобрений, чтобы добиться чистого сена, которое не повлияет на здоровье скота и не отразится на качестве продукции, - говорит председатель Мозырского райисполкома Нина Павлечко.

От зоны отчуждения до места притяжения 

Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

На одно животное в совхозе «Заря» уходит два килограмма корма с минимальной концентрацией вредных веществ. Хозяйство огромное - коровы, свиньи, куры, даже несколько лет назад яблоневый сад разбили в качестве эксперимента. За всем этим ухаживают почти полторы тысячи работников.

- В месяц производим 800 тонн свинины, 200 говядины, 250 мяса птицы, и это не предел. Есть возможность на четверть увеличить производство. Продукция в основном поступает в гомельские магазины, а в Москву и Санкт-Петербург поставляем около одного миллиона яиц, - рассказывает директор совхоза «Заря» Олег Слинько.

В ПОИСКАХ МУТАНТОВ

На лугу пасутся двухголовые ко...

Сразу разочаруем тех, кто желает увидеть в лесах зоны отчуждения зубров размером с «БелАЗ» и прочих удивительных зверей - даже не надейтесь.

А вот кабанов, лосей, рысей и прочих представителей фауны, живущих в условиях, куда практически не вмешивается человек, здесь предостаточно.

- Заповедник создавали для того, чтобы радионуклиды не переносились на другие территории. В отселенной зоне находятся трансурановые элементы, потому здесь запрещен любой вид деятельности, и туристов сюда не водим. Во второй зоне, экспериментально-хозяйственной, проводим различные эксперименты с животными и растительным миром. Не все ведь, жившие за пятьдесят километров от атомной станции, уехали. Они должны знать, что выращивать, что нет, - говорит директор Полесского государственного радиационно-экологического заповедника Михаил Рубащенко.

В ноябре прошлого года президент Александр Лукашенко разрешил открыть заповедник для посещения. Увлеченным историей катастрофы теперь не приходится платить штрафы в размере ста долларов за незаконное проникновение. Через официальную кассу дешевле - в районе 34 белорусских рублей. За неполный год примерили на себя респираторы и дозиметры свыше пятисот любопытных.

С конца 90-х годов в заповеднике разводят лошадей.

- На мясо не сдаем, а вот фермерским хозяйствам и частникам продаем. Одна лошадь стоит тысячу долларов. В сентябре продали 22 головы. Всего у нас 370 животных. Радиация не влияет на здоровье тяжеловозов. Говорю это уверенно. Перед продажей ставим их на карантин, проводим анализы. Все чисто, - говорит ведущий зоотехник Елена Болдырева.

Неподалеку разводят пчел. Здесь их роль просто огромна. За качество меда тоже можно не переживать - все чисто, натурально, без радионуклидов.

- У нас требования жестче, чем в Таможенном союзе, - вздохнул Михаил Рубащенко.

И ведь веришь. По демографическим показателям Гомельская область находится на третьем месте по рождаемости в республике, а пострадала от катастрофы на ЧАЭС больше всех.

От зоны отчуждения до места притяжения 

- Радиация? Нет, не слышали! Фото: Иван Макеев/kpmedia.ru

ЭТО ИНТЕРЕСНО

  • 357 деревень были расселены в первой зоне отчуждения.

  • В 2023 году радиационное загрязнение Гомеля не должно превышать 1 Кюри на квадратный километр. Тогда город признают чистым. Населенные пункты Брагин и Норовля могут рассчитывать на это лишь к 2125 и 2103 годам соответственно.

ОФИЦИАЛЬНО

С 2016 года по линии Союзного государства действует программа «Оказание комплексной медицинской помощи отдельным категориям граждан Беларуси и России, подвергшихся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Только за три года врачи провели 22 операции по пересадке почек. Всего врачебную помощь получили 4150 пациентов. В этом году на лечение пострадавших направлено 160 миллионов российских рублей.

Выделяются деньги и на создание противопожарной системы в Полесском радиационно-экологическом заповеднике. Специалисты не скрывают, что при возгораниях в воздух может попадать небольшой процент радиации.

НА РУКУ

Лучший маркетолог – президент

Туровский молочный комбинат сегодня экспортирует 80 процентов своих мягких и полутвердых сыров в Россию, Казахстан, Китай, Сингапур, Иорданию, ОАЭ и еще девять стран. Продуктовое эмбарго в России сыграло предприятию только на руку.

- В 2014 году мы начали раскручиваться, и произошло эмбарго. Спасибо огромное Владимиру Владимировичу Путину, он наш главный маркетолог и менеджер по продажам. Когда итальянские сыры пропали с полок российских магазинов, мы заняли эту нишу со своей «Рикоттой» и «Моцареллой», - хвастается директор комбината Ольга Луцко.

С прошлого года увеличили поставки продукции в российские рестораны и суши-бары. Молоко сюда привозят из Гомельской, Витебской, Минской областей. Недавно туровские сыры заинтересовали японцев. Надо было видеть глаза делегации, когда они вживую увидели коров, жующих траву на пастбище… Нужно ли говорить о качестве продукции, если даже японцы, пережившие Фукусиму, сделали свой выбор и с удовольствием едят белорусский сыр за завтраком?

Комментарии


Другие статьи раздела

Общество

На пороге «вишневой» зимы

Белорусские синоптики ждут климатических рекордов - до плюс семнадцати в ноябре. А на Якутию движутся 50-градусные морозы

Отдых в законе

Электронные договоры, кубышка для форс-мажоров и ответственность пополам. Новый правила на туристическом рынке могут появиться в Беларуси уже в следующем году

Водородный трамвай – бомба!

Испытания нового, опытного вагона проходили на Московском проспекте Санкт-Петербурга под удивленные взгляды прохожих. Он ехал, не касаясь контактной сети

Романтики с ударных строек

Шесть тысяч парней и девчонок из стран СНГ и Балтии съехались в Москву, чтобы отметить 60-летие студенческих отрядов в России, вспомнить, как все начиналось, и установить песенный рекорд

Поднялся в небо на одном крыле

На месте будущего Ржевского мемориала вырос грандиозный курган, а в мастерской заканчивают отливку памятника Советскому солдату. Корреспондент «СВ» побывал на строительстве монумента в Тверской области

«Зайчик» мог стать «зубриком»

Белорусский рубль в этом году отмечает 25 лет. За четверть века национальная валюта трижды деноминировалась и меняла внешний облик.

Читайте также

Трибуна депутата

Время оглянуться назад

Член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по законодательству и Регламенту Виктор Чайчиц рассказал «СВ» о развитии цифровизации, региональном сотрудничестве и о технологичности переписи населения

Союзное государство

Торговый поток в верное русло

О том, что мешает двусторонней торговле наших стран, буксующих программах и справедливом распределении средств дискутировали депутаты Комиссии ПС по экономической политике в Минске

Туризм

Пять причин поехать в Арзамас

Вполне комфортно вместе с особняками XVIII века в Арзамасе соседствуют Эйфелева башня и Тауэрский мост. И не какие-нибудь макеты, а вполне себе монументальные сооружения. Уменьшенные копии - 8,5 и 5,5 метра в высоту соответственно

Политика

Владимир Путин о технологическом прорыве: Гонка будет самой жесткой и бескомпромиссной

Президент России поставил задачу вывести страну в лидеры по созданию искусственного интеллекта

Экономика: интеграция

Цифра рубль бережет

Выдача кредита по одному только голосу, получение привилегий по количеству подписчиков в соцсетях и страны без денег. В Минске обсудили, куда будет двигаться рынок финансовых услуг

Культура

Двенадцать колен шагаловых

Нежность в цвете и зимние сказки знаменитого художника покажут в «Новом Иерусалиме»



Политика

Владимир Путин о технологическом прорыве: Гонка будет самой жесткой и бескомпромиссной

Президент России поставил задачу вывести страну в лидеры по созданию искусственного интеллекта

Политика

Александр Лукашенко: Весь мир движется к искусственному интеллекту

Не успел Президент Беларуси вернуться из Объединенных Арабских Эмиратов, как сразу отправился с официальным визитом в Австрию

Общество

На пороге «вишневой» зимы

Белорусские синоптики ждут климатических рекордов - до плюс семнадцати в ноябре. А на Якутию движутся 50-градусные морозы

Союзное государство

Торговый поток в верное русло

О том, что мешает двусторонней торговле наших стран, буксующих программах и справедливом распределении средств дискутировали депутаты Комиссии ПС по экономической политике в Минске

Союзное государство

На границе туристы ходят хмуро

Россияне и белорусы спокойно перемещаются по Союзному государству. А вот для иностранцев свободного проезда нет. Насколько наши страны продвинулись в вопросе о взаимном признании виз?

Союзное государство

У нас в Казани «МАЗ»! А у вас?

Татарстан входит в пятерку ведущих торговых партнеров Синеокой среди российских регионов. И с каждым годом совместных начинаний все больше: это развитие сети магазинов белорусских товаров, программы обновления городского автопарка и многое другое

Общество

Отдых в законе

Электронные договоры, кубышка для форс-мажоров и ответственность пополам. Новый правила на туристическом рынке могут появиться в Беларуси уже в следующем году

Союзное государство

Кунак кунака видит издалека

Общие фестивали, концерты, выставки и гуманитарные проекты наполняют союзную жизнь реальным содержанием. Главы регионов, сенаторы и депутаты предлагают освежить ее новыми проектами

Политика

Что делать?!

Как удержать Беларусь от слишком тесных связей с Россией? Именно так ставят вопрос политические круги США, разыгрывая новую пьесу на европейской политической авансцене

Культура

Двенадцать колен шагаловых

Нежность в цвете и зимние сказки знаменитого художника покажут в «Новом Иерусалиме»