26 Декабря 2017 года / Текст:  Нина КАТАЕВА

Владимир Федосеев: Во время эвакуации из Ленинграда в бомбежке уцелел только наш баян – это был знак судьбы

20 декабря в Колонном зале Дома Союзов прошел юбилейный концерт легендарного дирижера Владимира Федосеева. Лауреат премии Союзного государства, худрук и главный дирижер Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского (БСО), народный артист СССР отметил в этом году 85-летие. Маэстро рассказал в интервью «СВ», за что любит Вену, почему не дирижирует хрустальной палочкой и считает «Пиковую даму» - оперой номер один

Владимир Федосеев: Во время эвакуации из Ленинграда в бомбежке уцелел только наш баян – это был знак судьбы

Фото: baltnews.lv

ЯПОНЦЫ ЧАЙКОВСКОГО СВОИМ СЧИТАЮТ!

- Владимир Иванович, недавно Вы вернулись с гастролей - Япония, Австрия, Санкт-Петербург, чем они были примечательны?

- Гастроли - это всегда встреча с новыми зрителями и с теми, кто уже бывал на наших концертах. Японцы нас ждут всегда, готовят подарки, и после концерта обычно часа два подписываю диски с нашими записями. О Чайковском они говорят: «Это наш композитор». Тонко воспринимают его мелодику и очень четко судят о нем. Австрийцы тоже обожают наш оркестр.
Австрия почти что моя вторая родина: я десять лет руководил Венским симфоническим оркестром.

- Какими качествами нужно обладать дирижеру, чтобы влюбить в себя слушателей музыкальной столицы мира?

- От иностранца Вена ждет не только знания культуры и истории города, уважения к Моцарту, но и точного восприятия их музыкального стиля. Например, для русских Иоганн Штраус - народный австрийский композитор, и войти в его музыку - что русскому, что китайцу - очень трудно. Такая стилистика только в Вене и ощущается. И когда, уже будучи главным дирижером Венского симфонического, я должен был играть Штрауса, то сильно волновался. Это была главная проверка. Каково же было мое удивление, когда после концерта в одной из самых главных газет прочитал: «Да, судя по всему, Иоганн Штраус, будучи в Санкт-Петербурге, согрешил-таки с какой-то русской женщиной, и Владимир Федосеев - никто иной, как его потомок, иначе как объяснить такое точное и тонкое владение всеми нюансами штраусовской музыки?..» (смеется).

Приезжал в Вену с гастролями и уже вместе с Большим симфоническим оркестром. В газетах нас назвали «последним бастионом симфонической культуры». А с Венским оркестром гастролировали в ООН, записали музыкальный цикл Малера, после чего меня пригласили в Общество имени композитора. Среди высоких наград за заслуги в культуре Австрии мне вручили знак почетного жителя Вены. Конечно, я бродил по этому городу, дышал его воздухом и вобрал в свою душу множество стилей. Обошел все памятники, библиотеки, где писал Моцарт, и оставил свои автографы. Посетил ресторанчики, где бывал Бетховен. Узнал много забавного про этих великих людей. В целом венцы - очень интеллигентные люди, ценят свою культуру. О родном городе говорят не иначе как «Wien ist Wien» (Вена есть Вена – нем.).

- Именно Венская опера вывесила черный флаг, скорбя по Хворостовскому.

- На Западе Дмитрия очень любили, он намного больше пел там, чем в России. Это был певец-интернационалист, но с русской внешностью и душой. Мы много работали вместе, делали «Демона» - в Москве, в Геликон-опере и в Вене, и «Евгения Онегина» он пел в Австрии. Дмитрия отличала невероятная открытость, эмоциональность. Очень значительный певец. Как же это нелепо - закончить такой прекрасный путь где-то посредине...

ИДЕАЛЬНАЯ ОПЕРА В ГЕЛИКОНЕ

- В ноябре, на юбилейном концерте в Геликон-опере Вы дирижировали двумя оркестрами - БСО и театральным. Интересный опыт?

- Ничего страшного. Однажды в Стокгольме я дирижировал «Реквиемом» Верди - исполнял двухтысячный хор и оркестр из ста человек. Именно тогда и решил покончить с дирижерской палочкой, потому что ее никто не видел с высоты. Пришлось бросить и руками вести музыку. С тех пор это стало моей манерой.

- И даже хрустальной палочкой, которую подарили на концерте в Геликоне, не дирижируете?

- Нет, стоит дома на почетном месте.

- Какое произведение Вам особенно хотелось сыграть в Геликоне?

- Торжественную увертюру «1812» Чайковского, потому что в этом театре прекрасные колокола.

- А выставка «Оркестр - инструмент души моей» о чем-нибудь сокровенном напомнила?

- Конечно. О том, как я выглядел в молодости. Пришел к выводу, что почти не изменился (смеется).

- После «Турандот» у вас состоялась вторая премьера в Геликоне - «Пиковая дама» Чайковского. Неизменная ваша любовь?

- Это идеальная опера, в ней нет лишних нот. Ее можно давать без пушкинского текста. Музыка выражает все чувства - и прекрасные, и трагические. В этой опере, что в оркестре, что в пении, каждая нота драгоценна, но ее трудно ставить, важен состав певцов.

ИСПАНЕЦ ГЛИНКА И ИРЛАНДЕЦ СВИРИДОВ

- Критики называли вас «дебютантом на российской оперной сцене», и это после постановки огромных циклов русских и зарубежных опер в Ла Скала, в парижском зале «Плейель», в Венской опере, на австрийском фестивале в Брегенце, в оперном театре Цюриха «Opernhaus». Как такое случилось, неужели ни одного опыта не было?

- Нет пророка в своем Отечестве: как дирижера меня «родила» Вена, а не Россия. Опыт, конечно, был: по приглашению Евгения Мравинского дирижировал в Кировском театре «Царскую невесту». Видите ли, в музыкальных «верхах» высокомерно считали, что я, народник, познавший народную культуру, должен продолжать заниматься ею, мол, симфонизм - не мое. А я, действительно, 16 лет руководил народным оркестром, работал с Лемешевым, Козловским, Архиповой, Образцовой. Но настал момент, когда мне стало тесновато в народном деле, и именно эти великие певцы поддержали меня в том, что нужно двигаться дальше. Переход к симфонизму так и свершился: я ушел в аспирантуру. Учился у Лео Гинзбурга, лучшего педагога тех времен, и когда из БСО ушел Геннадий Рождественский, председатель Гостелерадио Сергей Лапин предложил мне возглавить БСО. Для всех это было неожиданно, и первые годы мне было нелегко.

- Когда вы сотрудничали с крупнейшими оркестрами мира, что было важнее - донести до слушателей ценность русской музыки или по-настоящему проникнуться особенностями исполнения западных произведений?

- В Вене я, в основном, дирижировал западную музыку, но когда играли русскую, требовал эмоциональности и попадания в стиль. Что ни говорите, а русская нация особенная. Наши композиторы могут легко входить в другую культуру и даже сильнее «местных» проявляться в ней. Вот Глинка жил в Испании, и писал как певец тореадоров, испанцы принимали его за своего. Свиридов в Ирландии писал на стихи Бёрнса романсы, и тамошние жители думали, что он ирландец. Такого качества ни у одного народа нет, может, Достоевский, когда подчеркивал «всемирную отзывчивость» русского человека, именно это имел ввиду?..

БАЯН И БОМБЫ

- В августе на свой 85-й день рождения вы с супругой Ольгой Ивановной снова ездили в Вену, даже рыбачили там. Любите так отдыхать?

- Без природы себя не мыслю, а рыбалку люблю с детства. Всегда ездил с отцом в деревню ловить рыбу, собирать грибы. Родители у меня из простых, мама домохозяйка, а папа был инженером на военном заводе. Всю блокаду мы пробыли в Ленинграде. Когда город освободили, отца перевели в Муром, а потом я вернулся и поступил в музыкальное училище. У папы был баян, на котором он пытался играть, и мечтал передать его мне. Когда нас эвакуировали, первый же поезд разбомбили немцы. От наших пожитков остался один баян. В целости и сохранности. Будто судьба и сказала — занимайся музыкой.

- Как вспоминается сегодня проект «Песни военных лет», с которым два года назад вы стали лауреатом премии Союзного государства?

- Удивительные были выступления - в Минске и в Москве. Меня поразило, что наши люди прекрасно помнят эти песни, знают слова и готовы их петь вместе с оркестром.

- Итоговой спецвыпуск газеты «СВ» в этом году мы посвятили равным правам жителей наших стран, россиян и белорусов. А вы как относитесь к интеграции?

- Никаких границ между нашими странами быть не должно. В советское время мы не знали, кто твой сосед по национальности, важен был человек. Мы ощущали себя одним народом. Белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы - для всех существовали равные права. Мы, музыканты, питались искусством друг друга. А белорусы вообще всегда были и будут нашими братьями.

- Как вы понимаете любовь? И что такое, по-вашему, счастье?

- Без любви вообще ничего не происходит. Бог есть Любовь, и Любовь есть Бог. Ну, а счастье - это тоже Любовь. Быть навеки с той, которую любишь, - это счастье. Другое дело, что сейчас, к сожалению, все это рушится, настает не очень счастливая пора. Мы теряем любовь друг к другу, к Отечеству, к женщине. А без любви вообще ничего нельзя делать.

ДОСЬЕ «СВ»

Владимир Иванович Федосеев родился 5 августа 1932 года в Ленинграде. В 1952-м окончил Ленинградское музыкальное училище имени М.П. Мусоргского по классу баяна, затем Московский музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. В 1971-м - аспирантуру при Московской консерватории по классу оперно-симфонического дирижирования. В 1957–1973 годах возглавлял оркестр русских народных инструментов Центрального телевидения и Всесоюзного радио. Худрук и главный дирижер БСО имени П. И. Чайковского с 1974 года. С 1997 по 2005 годы - главный дирижер Венского симфонического оркестра. С апреля 2017-го музыкальный руководитель и главный приглашенный дирижер Геликон-оперы. Выступает с ведущими симфоническими оркестрами мира. Народный артист СССР. Лауреат Госпремии СССР и Госпремии РСФСР имени М. И. Глинки.


Комментарии


Другие статьи раздела

Культура

Елена Проклова: Квазимодо? Да я всегда мечтала о такой роли!

Елена Проклова вышла на театральные подмостки. Играет в «Омуте любви» по смелой повести Куприна «Яма». Спектакль идет в Театре Надежды Бабкиной «Русская песня»

Культура

Автор сценария к фильму «Движение вверх» Николай Куликов: После «Легенды №17» зарекся - больше никакого спорта

У российского кино новый рекордсмен!  Фильм Антона Мегердичева по-чемпионски взлетел на вершину проката с лучшим  кассовым результатом за всю историю

Культура

Иван Колесников: Ради роли баскетболиста сбросил десять кило

Знаменитый российский актер, сыгравший в фильме «Движение вверх» одного из главных героев – Александра Белова, рассказал, почему полюбил спорт, о какой карьере мечтает для дочерей и зачем ездит в Беларусь

Культура

Карен Шахназаров: Женщины всегда хотят одержать над мужчинами победу

Год под знаком Анны Карениной - именно таким останется 2017-й в кинобиографии Карена Шахназарова: в апреле на телевидении показали мини-сериал по одноименному роману Толстого, а в июне в прокат вышел полнометражный фильм

Культура

Никита Алексеев: Спасибо, Беларусь, следующий этап – финал!

Синеокая выбирает, кто будет представлять ее на «Евровидении-2018». В числе претендентов - музыканты из России и Украины.

Культура

Как «Песняров» заманивали в Америку и почему их из зала подслушивал Утесов

12 января Владимиру Мулявину исполнилось бы 77 лет. И уже 15 лет – и тоже в январе – его нет с нами. Его друг юности Владислав Мисевич написал свою историю самого знаменитого советского ВИА. Книга практически готова и вот-вот увидит свет

Читайте также

Политика

Александр Лукашенко: Нельзя закрываться друг от друга

Президент Беларуси провел традиционный прием на старый Новый год, совещание по либерализации визового режима и принял верительные грамоты

Экономика: интеграция

Новый интернет, который изменит мир

Технология блокчейн стала самым популярным ноу-хау 2017 года. Одним из передовиков ее внедрения на государственном уровне станет Беларусь

Общество

Ключи от дома, где деньги… уже не лежат

Как белорусу взять ипотеку в России

Туризм

Пять причин поехать в Тарусе

Если решите побывать одновременно в «цветаевских» и «поленовских» местах и вдохнуть аромат «болдинской осени», поезжайте в Тарусу - город, в который были влюблены многие русские писатели!

Трибуна депутата

Борис Чернышов: Можно менять соболиные хвостики на лен, но лучше создать криптовалюту

Член Комиссии ПС по социальной политике, науке, культуре и гуманитарным вопросам, один из самых молодых депутатов Госдумы РФ менее чем за год стал автором шести законопроектов. Ему есть что предложить и коллегам по Парламентскому Собранию

Союзное государство

Владимир Пантюхов: Хороша ли стратегия - покажет результат

Как нам догнать и перегнать по инновациям мировых лидеров, какой должна быть промышленная политика Союзного государства и чего стоит ждать от V Форума регионов Беларуси и России, рассказал член Комиссии Парламентского Собрания по экономической политике, сенатор Совета Республики Владимир Пантюхов



Общество

Ключи от дома, где деньги… уже не лежат

Как белорусу взять ипотеку в России

Общество

Повышенный спрос на визовый вопрос

Москва хотела бы, чтобы соглашение с Беларусью о взаимном признании виз начало применяться в первом квартале этого года в связи с приближающимся чемпионатом мира по футболу. Минск - только за

Общество

Григорий Полтавченко – ветеранам и блокадникам: Ваш подвиг стал символом победы добра над злом

Ровно 75 лет назад советские войска прорвали блокаду Ленинграда, которая длилась долгих 872 дня

Экономика: интеграция

Новый интернет, который изменит мир

Технология блокчейн стала самым популярным ноу-хау 2017 года. Одним из передовиков ее внедрения на государственном уровне станет Беларусь

Экономика: интеграция

Из-под земли достанут и… переработают

Нефтяной рынок Беларуси и России ждет перестройка

Политика

Александр Лукашенко: Нельзя закрываться друг от друга

Президент Беларуси провел традиционный прием на старый Новый год, совещание по либерализации визового режима и принял верительные грамоты

Политика

Владимир Путин: Минским соглашениям альтернативы нет

В преддверии Дня российской печати в редакции газеты «Комсомольская правда» состоялась встреча президента с руководителями ведущих СМИ

Политика

Перезагрузка в Польском королевстве: грядет потепление?

Новый премьер Польши Матеуш Моравецкий объявил о масштабных перестановках в правительстве. Из него убирают радикально настроенных политиков. Что это значит для России и Беларуси и можно ли надеяться на улучшение отношений с  Варшавой?

Экономика: интеграция

Азия до Лиссабона или Европа до Владивостока?

Могут ли поладить Евросоюз и ЕАЭС? Способны ли мы преодолеть эпоху санкций и перейти к сотрудничеству?

Общество

Фемида даст последний шанс

Российские правозащитники хотят ввести понятие «уголовный проступок». Как на эту идею отреагировали белорусские юристы?